1882-2022
140 лет общине в Москве
Статьи

Статьи

Христианин - человек двух миров

Христианин - человек двух миров
14.09.2013

Накануне распятия Христос в присутствии учеников молится Отцу. В Его молитве выражено желание, чтобы ученики были едины, чтобы они знали Бога и верили, что все, чему Он научил их, — от Бога. Далее Иисус добавляет: «Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла» (Ин 17:14–16).

Любой христианин чуть ли не наизусть помнит эти слова и не понаслышке знает, как трудно «быть в мире, но не от мира». Приняв слово Христа, он чувствует, как меняется его восприятие привычных доселе вещей. Если раньше он мог где-то обмануть, что-то присвоить, жить ради себя, то теперь такие поступки — даже если они оправдываются в обществе — ему претят. Более того, он чувствует, что не может просто отмахнуться от подобных проявлений эгоизма и невежества. Зло, овладевшее людьми, активно. Оно вторгается в жизнь, бросая верующему вызов. «В мире будете иметь скорбь, — предупреждает Христос, — но мужайтесь: Я победил мир» (Ин 16:33).

Таким образом, тот, кто однажды последовал за Христом, оказался в странном положении: с одной стороны, он живет в мире, полном зла, с другой — принадлежит дарованному Богом царству абсолютной праведности, мира и радости (см.: Рим 14:17). Для обозначения этой дилеммы Священное Писание говорит о гражданстве земном и гражданстве небесном (см.: Еф 2:14), о царстве мира сего и царстве Божием (см.: Ин 18:36), о Вавилоне (см.: Откр 17:5) и Новом Иерусалиме (см.: Откр 21:2). Христианин — человек двух миров.

За свою многовековую историю христиане выработали несколько способов жить меж этих двух огней. Один из них — бегство от мира, резкое неприятие всего, что не считается христианским. Верующий видит зло, страшится его и открещивается от него. Он ищет безопасности, избегая всего, что так или иначе связано для него с этим миром: «мирских» компаний, «мирских» книг, «мирских» фильмов, «мирской» музыки. Он держится за то, что ему дорого и свято: за Бога, за Библию, за своих друзей-единомышленников, при этом не стараясь изменить мир вокруг себя.

Другой способ — это компромисс, когда человек считает, что разница между миром и христианством не столь велика и можно «взять все лучшее» от каждого из двух миров. При этом человек либо принижает тот нравственный идеал, который задает Христос, либо закрывает глаза на зло в окружающем мире. Когда понижается нравственная планка, то мы слышим: «Времена изменились! Мы же не святые, чтобы…» А когда принижается роль зла, слышим: «Не стоит драматизировать… Не надо толковать так буквально… Это неизбежное зло!» Человек примиряет в себе, казалось бы, непримиримое. А если компромисс найден, то и конфликт исчерпан.

Когда христианин понимает, что ни бегство от зла, ни компромисс с ним не решение проблемы, — это третий путь. Находится ли зло внутри человека или вне его, с ним надо встретиться лицом к лицу и преодолеть его с помощью Божией. На этом пути нет универсальных ответов, нет предписанных решений, и в каждой новой ситуации приходится заново отвечать на вопрос: как же это — быть в мире, но не от мира? В каждой ситуации зло этого мира бросает верующему вызов, и он принимает его, веря, что мир может и должен стать лучше, поскольку он сотворен Богом и для Бога.

Но некоторые спросят: разве это наше дело — исправлять зло в мире? Не задача ли христиан — терпеть, смиряться и молиться? Разве не призывает Христос подставить другую щеку (см.: Лк 6:29), а апостол Павел — молиться о властителях-язычниках, чтобы те дали «проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте» (1 Тим 2:2)? Если читать Писание выборочно, то можно прийти и к такому заключению. Однако надо тут же вспомнить, что Христос Своей любовью, смирением и прощением «победил мир» (Ин 16:33), а Павел проповедовал Евангелие Иисуса Христа, а не евангелие кесаря1, благословлял своих гонителей и побеждал зло добром (см.: Рим 12:14, 21).

И в Писании, и в жизни есть множество примеров, когда люди, «которых весь мир не был достоин» (Евр 11:38), страдали за то, что посреди зла отстаивали ценности Божьего мира, однажды пленившего их. Один из ярких примеров недавнего прошлого — немецкий пастор и богослов Дитрих Бонхёффер. В то время как многие верующие в Германии либо пассивно мирились с бесчинствами национал-социалистов, либо вообще считали Гитлера богоданным правителем и венцом Реформации2, Бонхёффер и подобные ему верили, что христианин не должен молчать. Невозможно отделять веру от жизни, надо нести ее в жизнь: «Я говорю не о вере, которая бежит от мира, но о вере, преодолевающей мир, любящей и верной ему — несмотря на все страдания, которые мир несет нам… Боюсь, что христианин, стоящий лишь одной ногой на земле, одной ногой стоит и в небесах…»3 «Иисус Христос жил среди своих врагов… Христос приходил именно для того, чтобы принести мир врагам Бога. И поэтому место христианина не в уединенной затворнической жизни, а в гуще врагов. У него есть Поручение, для него есть работа. “Царство Божие” — значит быть среди врагов. Тот, кто не готов это претерпеть, не хочет принадлежать Царству Христа»4.

Совсем недавно, 30 января 2013 года, Германия вспоминала 80-ю годовщину прихода нацистов к власти. По этому случаю канцлер Ангела Меркель сказала: «Приход Гитлера к власти стал возможным потому, что… подавляющее большинство немцев молчали, делая вид, что ничего не происходит»5. Молчал немецкий народ, в котором, согласно переписи 1939 года, 94% считали себя верующими протестантами или католиками6.

Бегство от мира и компромисс с ним — два величайших искушения для христианина, которому поручено оставаться в мире, но не принадлежать ему. Единственный путь меж двух этих огней — это побеждать зло мира в больших и малых его проявлениях — в себе и в других, в семье и в обществе. Бог ждет от верующего ответственности и взросления, ждет выстраданных решений и последовательных действий. Поэтому в этом противостоянии нет легких путей и готовых рецептов, но в каждой ситуации есть молитва и просьба о Божьей помощи и мудрости. И пусть христианин не всегда может воочию увидеть результат своей борьбы, но надо верить в то, что, отвоевывая миру право вновь принадлежать Богу, он однажды услышит: «Царство мира соделалось царством Господа нашего и Христа Его и будет царствовать во веки веков» (Откр 11:15).

--------------------

1«В античной культуре euangelion — нейтральный термин, означающий весть о победе, рождении или вступлении на престол императора». Райт Т. Что на самом деле сказал апостол Павел. — М.: ББИ, 2004. — С. 44.
2Buchheim, Glaubnskrise im 3.Reich,124–136 Цит. по: URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Religion_in_Nazi_Germany.
3Письмо из тюрьмы от 12 августа 1943 года. Цит. по: Paulose Mar Paulose. Encounter in Humanization: Insights for Christian-Marxist Dialogue and Cooperation. URL: http://www.religion-online.org/showchapter.asp?title=1572&C=1515. — Пер. С. Корякина.
4Бонхёффер Д. Жизнь в христианском общении, гл. 1 URL: http://www.messia.ru/bibliotk/b/bonhioff/zho1.htm#0.
5Меркель: Гитлер пришел к власти из-за молчания немцев. URL: http://www.newsru.co.il/world/31jan2013/berlin_a203.html?l.

Сергей Корякин

Источник: Журнал "Решение"
Теги: христианство, жизнь, человек, вера
Назад в статьи