1882-2022
140 лет общине в Москве
Статьи

Статьи

Иов

Иов
12.09.2010 «Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний. Долготерпите и вы, укрепите сердца ваши, потому что пришествие Господне приближается. Не сетуйте, братия, друг на друга, чтобы не быть осужденными: вот, Судия стоит у дверей. В пример злострадания и долготерпения возьмите, братия мои, пророков, которые говорили именем Господним. Вот, мы ублажаем тех, которые терпели. Вы слышали о терпении Иова и видели конец оного от Господа, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен...
Злостраждет ли кто из вас, пусть молится. Весел ли кто, пусть поет псалмы. Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему.
Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного».
Иак. 5:7–11, 13–16.


Богословы много спорят о достоинствах книги Иова. Для одних – это что-то вроде исторической поэмы или прекрасной баллады с религиозным содержанием, другие пытаются по названиям местностей и именам лиц установить исторический фон повествования. Но в книге Иова в первую очередь речь идет о смысле человеческих страданий. Из нее можно извлечь великий урок, который состоит в том, что Иов, терпеливый страдалец, путем своих страданий приближается к Богу.

Судя по всему, описанные события должны были происходить во времена Авраама. Нам известны имена отдельных мужей веры того времени, как, например, имя Мелхиседека. В небиблейской хронике упоминается имя известного князя Иова, жившего около Дамаска примерно за 2000 лет до рождения Иисуса Христа.

Текст книги Иова содержит в себе в основном речи нескольких мужей. Передавались эти речи устно, пока какой-то особо одаренный писатель под водительством Святого Духа не изложил их в богодухновенной форме. Произошло это позже самого события. Богу было угодно сохранить эту историю для людей. Поэтому нам важно узнать Божье намерение и понять, что Он нам сегодня хочет сказать этой историей.

На Ближнем Востоке жил некогда очень богатый шейх по имени Иов. Это был весьма богобоязненный, праведный и добродетельный человек, высоко чтимый как бедными, так и богатыми. И вдруг его постигает одно несчастье за другим. Он лишается своего скота, узнает о гибели всех своих детей и большинства слуг, из которых всегда оставался только кто-нибудь один, чтобы принести ему следующую ужасную весть. В скорби Иов раздирает свои одежды, рвет на себе волосы, падает на землю и говорит: «Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (1:21).

Удивительное признание в таком положении! Мало того. Вот тело Иова от подошвы ног до темени головы покрылось проказою лютою, и сел он в пепел, и взял кусок черепицы, чтобы скоблить себя от зуда невыносимого. «И сказала ему жена его: ты все еще тверд в непорочности твоей! похули Бога и умри!» (2:9). Какой совет от собственной жены! Но Иов устоял и возразил ей: «Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (2:10). Ни в чем Иов не согрешил устами своими.

Три друга слышат о несчастье и скорби Иова и приходят издалека, чтобы утешить его. Они так поражены его состоянием, что семь дней(!) скорбят с ним, молча сидя у его постели. Наверное, и нам случалось испытать, что в определенных ситуациях трудно найти подходящие слова. В таких случаях и участливое молчание может быть утешением. Ведь не зря говорится, что уважение к человеку выражается не столько словами, сколько молчанием.

В данном случае столь долгое молчание друзей побудило Иова высказать наболевшее: «Ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне» (3:25). Разве нас не мучают подобные страхи?! Страх потерять близкого человека; страх перед губительной, неизлечимой болезнью...

Друзья Иова, считая, что страдания ему посланы Богом как наказание за его грехи, начинают говорить. Однако их многословные речи в конечном итоге лишь усиливают его страдания. Один из них говорит, например: «Я к Богу обратился бы, предал бы дело мое Богу... Блажен человек, которого вразумляет Бог, и потому наказания Вседержителева не отвергай» (5:8,17).
Разве Иов возмутился против Бога? Нет, поэтому подобные речи его друзей ему неприятны.

Второй друг его считает Иова лицемером и сравнивает его с человеком, забывшим Бога: «Таковы пути всех забывающих Бога, и надежда лицемера погибнет»(8:13). «Неужели Бог извращает суд, и Вседержитель превращает правду? Если сыновья твои согрешили пред Ним, то Он и предал их в руку беззакония их» (8:3–4).
Такие речи слышать больно, когда страдания человека ставятся в прямую связь с грехом! Это жестоко, и страдающему это не может принести ни утешения, ни помощи.

Иов возражает: «Невинен я; не хочу знать души моей, презираю жизнь мою. Все одно; поэтому я сказал, что Он губит и непорочного и виновного... Ибо Он не человек, как я, чтоб я мог отвечать Ему и идти вместе с Ним на суд! Нет между нами посредника, который положил бы руку свою на обоих нас. Да отстранит Он от меня жезл Свой, и страх Его да не ужасает меня, – и тогда я буду говорить и не убоюсь Его, ибо я не таков сам в себе» (9:21, 32–35).
Достаточно ли это, чтобы устоять пред Богом?

Теперь и третий друг не может более молчать. Ему кажется, что Иов в своих суждениях зашел слишком далеко. Он считает своим долгом поставить тяжелобольного на место: «Ибо Он знает людей лживых и видит беззаконие, и оставит ли его без внимания?.. Если ты управишь сердце твое и прострешь к Нему руки твои, и если есть порок в руке твоей, а ты удалишь его и не дашь беззаконию обитать в шатрах твоих, то поднимешь незапятнанное лице твое и будешь тверд и не будешь бояться» (11:11, 13–15).

Не склонны ли и мы подчас искать причины страдания человека в его проступках, грехах? Некая зависимость между оккультными силами и заболеваниями, особенно в области психиатрии, существует. Но Иова прямо-таки обвиняют в совершенно определенных грехах.

А он энергично защищается, и речь его становится агрессивной и иронической: «Слышал я много такого; жалкие утешители все вы! Будет ли конец ветреным словам? И что побудило тебя так отвечать? И я мог бы так же говорить, как вы, если бы душа ваша была на месте души моей» (16:1–4). Это мы читаем уже в главе 16, а за ней следует еще 26 глав! Из доброго намерения помочь и утешить получается типичный спор, в котором каждый хочет доказать свою правоту, в конечном счете и перед Богом! Иов то и дело говорит о своей невиновности, причем с определенным самодовольством, о своих прежних добрых делах. Возьмем следующие его слова: «Отказывал ли я нуждающимся в их просьбе и томил ли глаза вдовы? Один ли я съедал кусок мой, и не ел ли от него и сирота? Ибо с детства он рос со мною, как с отцом, и от чрева матери моей я руководил вдову. Если я видел кого погибавшим без одежды и бедного без покрова, – не благословляли ли меня чресла его, и не был ли он согрет шерстью овец моих?.. Радовался ли я погибели врага моего и торжествовал ли, когда несчастье постигало его?» (31:16–20, 29).

Друзья Иова сначала увещевали его, не имея злого намерения. Но чем дальше, тем больше они считают себя обязанными защитить Бога от упреков Иова. Их обвинения против Иова становятся все серьезнее. Так, четвертый друг, очевидно, младший среди них, говорит: «Не может быть у Бога неправда или у Вседержителя неправосудие, ибо Он по делам человека поступает с ним и по путям мужа воздает ему» (34:10–11). И дальше: «Лицемеры питают в сердце гнев и не взывают к Нему, когда Он заключает их в узы» (36:13).
Сразу понятно, кого он имеет в виду! Между тем Иов молился Богу и просил друзей: «Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои, ибо рука Божия коснулась меня. Зачем и вы преследуете меня, как Бог, и плотью моею не можете насытиться? О, если бы записаны были слова мои... на вечное время на камне вырезаны были! А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию. И я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его» (19:21–27).

Для многих людей книга Иова, и именно эти слова, стали утешением. Это свет Евангелия, направленный в ветхозаветное время и показывающий, что во тьме отчаяния Бог нас не оставляет без луча надежды. Конечно же, не за многословные споры мужей книга Иова включена в Библию. Она во многом является типичным примером богословских разногласий последующих времен, вплоть до настоящего. Познание и понимание ныне существенно разнятся, причем каждое в отдельности решительно отстаивается с привлечением библейских аргументов. И не только в делах душепопечительства, в оказании помощи людям в их бедах, но и в других областях. Например, должен ли христианин отказываться от военной службы, надо ли принимать участие в проведении тех или иных религиозных мероприятий и так далее.

После Пятидесятницы лишь частично исполнилось обетование из Иеремии, 31:33–34: «Вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: «познайте Господа», ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более».

Сейчас мы нуждаемся еще в наставлении и поправке со стороны брата и сестры. Но я верю, что это обетование однажды будет исполнено, как написано. Я верю, что когда-нибудь не будет больше ни библейских школ, ни богословских факультетов и тому подобного, не будет также лжеучений и сект, ибо так обетовано: «...Бедные люди будут торжествовать о Святом Израиля, потому что не будет более обидчика, и хульник исчезнет, и будут истреблены все поборники неправды, которые запутывают человека в словах, и требующему суда у ворот расставляют сети, и отталкивают правого» (Ис. 29:19–21). Это одно из чудеснейших обетований Библии! О том, каким образом это может совершиться, мы узнаем из книги Иова.

Чем кончается спор в этой истории?
«И было после того... сказал Господь Елифазу Феманитянину: горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов. Итак, возьмите себе семь тельцов и семь овнов и пойдите к рабу Моему Иову и принесите за себя жертву; и раб Мой Иов помолится за вас, ибо только лице его Я приму, дабы не отвергнуть вас за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов. И пошли Елифаз Феманитянин и Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин, и сделали так, как Господь повелел им, – и Господь принял лице Иова»(42:7–9).

Бог Сам говорил к людям. Как это происходило, не сказано, однако все, кого это касалось, поняли, что Бог обращался к ним. Иов, возможно, как описано в главах 1–2, имел видение того, что в невидимом мире предшествовало его страданиям.
Речи Бога ведут к осознанию собственной вины и к покаянию. Об этом говорится в главе 42:1–3, 5, 6: «И отвечал Иов Господу и сказал: знаю, что Ты все можешь и что намерение Твое не может быть остановлено. Кто сей, помрачающий Провидение, ничего не разумея? Так, я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал... Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле».
В той же главе говорится и о речи Бога, обращенной к друзьям Иова. Не всегда Бог в одно и то же время говорит спорящим и враждующим друзьям или братьям. Редко случается так, как тогда, в день Пятидесятницы, в Иерусалиме, когда тысячи людей одновременно слышали и понимали речь Бога.

Поэтому в церкви следует проявлять терпение друг к другу, так как мы находимся на разных уровнях познания. Из-за этого возникает напряженность в общении друг с другом. К сожалению, нередко люди слышат речь Бога, но не приходят к покаянию.
После того, когда Бог выразил трем друзьям Иова гнев Свой за то, что они «не так верно говорили», как Иов, Он повелел им пойти к нему и принести жертву за себя для примирения с Богом. Причем жертву немалую. И они послушались, и сделали так, как Господь повелел им.
А как у нас сегодня дело обстоит с примирением? После крестной жертвы Иисуса Христа, через которую Он нас примирил с Богом, нам не нужно больше приносить кровавые жертвы. Кровь Христа очищает нас от всякого греха. Прав был апостол Павел, когда говорил, что мы должны предоставить тела наши в жертву живую, святую, благоугодную Богу: «И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12:2).

И еще один поучительный пример мы можем извлечь из истории Иова: «И возвратил Господь потерю Иова, когда он помолился за друзей своих; и дал Господь Иову вдвое больше того, что он имел прежде» (42:10).
Не всегда у нас примирение происходит легко. Мог же и Иов затаить обиду, как мы ее нередко храним годами. История Иова кончилась бы иначе, если бы он не примирился со своими друзьями, если бы он за них не помолился.
Он исполнил волю Бога, как Иисус исполнил ее на кресте, помолившись: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23:34).
Научимся же прощению и примирению у Христа. Люди, не способные прощать, ожесточаются. Если бы это случилось с Иовом, он не узрел бы своего Спасителя.

Поэтому Иисус и сказал человеку, проболевшему 38 лет, которого Он исцелил: «Не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин. 5:14).
Спаситель наш, выстрадав за нас ужасное разделение с Богом, когда Он, как преступник, висел на кресте, знает, что может быть хуже и страшнее 38 лет неподвижности. Это не 40 и не 60 лет болезни, а отторжение во тьму кромешную. И Он как Примиритель дает нам силу для истинного примирения.
Аминь.

Источник: Журнал "Вера и жизнь", №4, 1995 г.

Назад в статьи