1882-2022
140 лет общине в Москве
Статьи

Статьи

Дух Победоносцева

Дух Победоносцева
16.06.2014

В романе Льва Толстого «Воскресение» есть персонаж, изображающий некоего государственного чиновника высокого ранга. Через его руки проходят все судебные дела христиан, чья вера и чьи религиозные традиции несколько отличаются от официально принятых. У этого персонажа характерная фамилия и соответствующие, раз и навсегда усвоенные, убеждения: «Топоров очень серьезно был озабочен тем, чтобы какой-нибудь ксендз, пастор или сектант не разрушил ту церковь, которую не могут одолеть врата ада. Топоров, как и все люди, лишенные основного религиозного чувства, сознанья равенства и братства людей, был вполне уверен, что народ состоит из существ совершенно других, чем он сам, и что для народа необходимо нужно то, без чего он очень хорошо может обходиться. Сам он в глубине души ни во что не верил и находил такое состояние очень удобным и приятным, но боялся, как бы народ не пришел в такое состояние, и считал священной своей обязанностью спасать от этого народ».

В толстовском романе угадывается гротескный портрет тогдашнего обер-прокурора Святейшего Синода Константина Победоносцева(1837–1907), занимавшего этот пост с 1880-го по 1905 год. Только в отличие от Топорова Победоносцев был человеком не без религии и веры. Всегда имел при себе молитвенник и даже сделал перевод Нового Завета. Несмотря на, казалось бы, благочестивые ученые занятия, его религиозность была заряжена духом нетерпимости и во многом носила антигуманный характер. По замечанию Германа Дальтона, лютеранского пастора, личность Победоносцева «являла перед всем светом тяжелое зрелище человека, чуждого благодатной черты милосердия в характере»1.


ОБЕР-ПРОКУРОР СВ. СИНОДА КОНСТАНТИН ПОБЕДОНОСЦЕВ

Когда Лев Толстой просил Александра III отменить смертную казнь народовольцев, мотивируя это тем, что зло будет неизбежно порождать умножение зла и расширение революционного террора, Победоносцев тут же выразил категоричное несогласие с мнением писателя: «Прочитав письмо Ваше, я убедился, что Ваша вера одна, а моя и церковная другая, и что наш Христос — не Ваш Христос. Своего я знаю мужем силы и истины, исцеляющим расслабленных, а в Вашем показались мне черты расслабленного, который сам требует исцеления»2.
Называя Иисуса мужем силы и истины, Победоносцев полагает, что Христос одобряет всякую тиранию и поощряет нетерпимость. Соответствует ли такой Христос евангельскому? На предложение учеников наказать жителей самарийского селения испепеляющим огнем за отказ принять Божьих вестников Христос останавливает их религиозное рвения словами: «Не знаете, какого вы духа» (Лк 9:55).

Неуклонно придерживаясь своего кредо, Победоносцев ставит задачу «переломить хребет русскому баптизму, штундизму и редстокизму»3 и для этой цели изобретает комплекс мер по подавлению религиозного инакомыслия. При его непосредственном содействии разрабатываются и выходят репрессивные по сути законы, направленные против иноверцев. Опираясь на антидемократические законоположения, активным христианам дают тюремные сроки, приговаривают их к многолетней ссылке в Закавказье, Оренбургский край, Восточную Сибирь. Многие ссыльные были обречены на вымирание из-за невыносимых условий жизни.


ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР МЕНЬ

По настоянию Победоносцева царь Александр III в 1884 году распорядился изгнать из России за границу аристократов-евангелистов Василия Пашкова и графа Модеста Корфа. В том же году Победоносцев принял меры к закрытию Общества любителей духовного просвещения и Общества поощрения духовно-нравственного чтения. 25 мая 1888 года начал реализовываться еще одни проект Победоносцева. В Российской Империи заработала так называемая внутренняя миссия. Победоносцев учредил корпорацию миссионеров, призванных не к тому, чтобы «сеять разумное, доброе, вечное», а в первую очередь к тому, тобы выявлять инаковерующих. К середине 90-х годов Православное миссионерское братство насчитывало 12 тыс. членов и более 40 комитетов в провинциях с общим капиталом 200 тыс. рублей4. Печально известная монастырская тюрьма в Суздале пополнялась не только наставниками экзотических религиозных групп, но и представителями православного духовенства, которые отваживались мыслить самостоятельно и критиковать политику нетерпимости Победоносцева. Бдительный страж незыблемых порядков и сторонник повального единомыслия лелеял план заточить в монастырскую тюрьму Льва Толстого, но царь не дал своего согласия. «Если бы Победоносцев встретился с Иисусом из Назарета, то поспешил бы отправить и Его в участок, а то и запер бы в какую-нибудь из самых мрачных темниц», — констатирует историк Сергей Любош.

К страданиям гонимых за убеждения не оставалась равнодушной часть русской интеллигенции. В ряду тогдашних правозащитников стоял князь Сергей Волконский (1860–1937), внук известного декабриста, крупный деятель не только отечественной, но и мировой культуры. Путешествуя по России, Сергей Михайлович собирал вопиющие факты проявления нетерпимости к лицам с другими религиозными убеждениями. Своими наблюдениями и выводами он делился на страницах некоторых изданий и на встречах с интеллигенцией. А затем эти материалы вошли в его книгу «Мои воспоминания». Волконский приводит данные из протоколов полицейских чиновников, где сообщалось: «Обнаружено собрание человек в двадцать пять, сошедшихся для чтения Священного Писания и для молитвы. Имена их переписаны, и виновные будут привлечены к ответственности. У задержанных отобрана книга, именуемая Евангелие». Комментируя судебный процесс над группой баптистов, Волконский обращает внимание на странное заключение: «Русских баптистов не может быть… Да я завтра сделаюсь баптистом, разве я перестану быть русским? Насилие над другими имеет развращающее влияние на совесть того самого большинства, ради которого творится. Яд, направленный против других, имеет возвратное действие».

На волне нетерпимости во многих русских городах наблюдались вспышки оголтелого антисемитизма. Год 1884-й — расправа над еврейскими семьями в Нижнем Новгороде, год 1886-й — погром в Одессе, год 1905-й — нападение на евреев в том же городе, унесшее 300 жизней.


БАРОН МОДЕСТ КОРФ

Против еврейских погромов и духа нетерпимости выступали видные православные иерархи. «Кто промышляет о своих, о единоверцах, тот стоит на низшей ступени христианского совершенства. Высшая же ступень совершенства, если кто промышляет не только о единоверцах, но об иноверцах. Ужели может кто-либо здравомысленный подумать, что можно бить иноверцев, что вера Христова это дозволяет? Эти неистовства возникают оттуда, иде же престол сатанин», — проповедовал в 1886 году епископ Херсонский и Одесский Никанор. Охватившие толпу враждебные чувства к иноверцам и последовавшие за этим деяния осуждали также иерархи Нижнего Новгорода, Москвы.

Русский человек по натуре склонен к разумной толерантности. И пожалуй, только по вине идеологов разных мастей дух нетерпимости заражал сознание русского народа. Евангельский проповедник граф Модест Корф в своих мемуарах приводит один примечательный эпизод. Какой-то важный генерал шествует по Невскому проспекту и вдруг замечает, как напротив лютеранской церкви стоит на коленях русский крестьянин и молится. «Ты что, братец, иль не видишь, какая церковь перед тобой? Церковь-то не наша. А ты тут молиться вздумал», — строго выговорил генерал. «Ваше высокоблагородие, а вы гляньте — крест ведь тот же самый», — ответствовал крестьянин, не вставая с колен.

Победоносцев ушел с поста обер-прокурора в памятный 1905 год, когда Россия сделала шаги к демократическим реформам. Градус нетерпимости снизился, но дух Победоносцева, естественно, в одночасье не мог испариться. С новой, даже еще более изощренной, силой он возродился в советской России. Пятилетка безбожия, объявленная в 30-е годы, воспламенила дух нетерпимости, который безжалостно уничтожал цвет нации. За XX век ГУЛАГ, по подсчетам современных историков, поглотил почти 60 млн жертв. Массовые походы против всякого инакомыслия и религии советские идеологи инициировали периодически. Во время хрущевских гонений на церковь был брошен клич: верующим не место в коммунистическом раю, который вот-вот придет в советское общество. Уполномоченные Совмина по делам религий представляли собой некий слепок с незабвенного Победоносцева. Они действовали по принципу «Запрещать и не пущать». Стоило советскому гражданину уверовать в Бога, его ставили на учет в соответствующих инстанциях, обозначая как «перешедшего в другую идеологию». Были случаи, когда административные комиссии при исполкомах налагали штраф на лиц по максимуму с формулировкой «за веру в Бога». Победоносцев в свое время снаряжал отряды миссионеров на поприще искоренения инаковерия. В советскую эпоху действовала могучая армия пропагандистов атеизма. Например, только в Тамбовской области эта армия в середине 80-х насчитывала 12 тыс. рекрутов. А на заре перестройки все еще влекли на скамьи подсудимых активных православных, католиков, баптистов.

В сентябре переломного 1990 года весь мир был потрясен страшным преступлением века на почве религиозной и национальной нетерпимости — убийством священника Александра Меня, который был символом России духовной, интеллектуальной, культурной.


ЕПИСКОП ХЕРСОНСКИЙ И ОДЕССКИЙ НИКАНОР

В первой половине 90-х годов был период пробуждения в России начал разумной толерантности. Но затем этот романтический пыл стал быстро угасать, и на смену ему пришел расчетливый прагматизм с жесткой конкуренцией, делением людей на своих и чужих. 16 ноября 1995 года 185 государств мира, и Россия в том числе, на Генеральной конференции ЮНЕСКО поставили свои подписи под Декларацией принципов толерантности. Тогда же было принято решение отмечать Международный день толерантности ежегодно 16 ноября. Слышал ли кто-нибудь хотя бы краем уха, что день этот отмечается где-либо с широким размахом? Знают ли о нем простые телезрители? Школьники? Студенты? Чиновники? Начала разумной толерантности, так же как и вредоносные вирусы нетерпимости, закладываются с детства. Часто ли школьникам устраивают познавательные экскурсии в православные, католические, протестантские храмы, синагоги, мечети? Освещают ли основные телеканалы, хотя бы предельно кратко и объективно, жизнь различных религиозных общин и диаспор? Ведь у нас в России, по данным религиоведов, проживают люди более 160 национальностей и действует более 60 конфессий. Насколько тогда оправдано само деление религий на традиционные и нетрадиционные в стране, бывшей исстари полиэтнической и поликонфессиональной? Возможен ли настоящий мир, гармония и прочная стабильность в обществе без попыток взаимопонимания и взаимоуважительного диалога? Без преодоления духа Победоносцева?

1Цит. по: Савинский С. Н. История ЕХБ (1867–1917). СПб.: Библия для всех, 1999. С. 171.

2Цит. по: Богучарский В. Я. Из истории политической борьбы в 70–80 гг. СПб., 1912. С. 283–284.

3Цит. по: Савинский С. Н. Указ. соч. С. 171.

4Миссионерские братства // Московские ведомости, 1891, №5.

Владимир Попов

Источник: Журнал "Решение"

Теги: История, Россия, гонения
Назад в статьи