1882-2017
135 года общине в Москве
Статьи

Статьи

О Рождестве

О Рождестве
05.01.2015 Сегодня мы с вами вновь вспоминаем удивительную, таинственную Вифлеемскую ночь. Ночь, когда наш Господь рождается в человеческой семье. Воплощается в человеческую плоть. Становится человеком. Христос рождается для того, чтобы умереть. Умереть за всех людей, умереть за каждого из нас. Умереть, чтобы мы с вами могли жить.

Зачем Христос приходит в наш греховный мир? Для чего совершается соединение несоединимого, и Святой Бог становится настоящим человеком? Прежде всего, Христос принимает человеческую природу для того, чтобы нечто сказать нам о нас самих. Вернее о том изначальном замысле, который заложен в человеке Творцом. Господь призывает нас к тому, чтобы в нашей жизни было как можно меньше искусственного, механистичного и больше подлинного и осмысленного. Спаситель учит каждого из нас осмыслению собственной жизни во всех ее глубинах, высотах и бесконечностях. Христос напоминает нам, что жизнь человеческая только в Боге обретает свой вечный смысл. А вне Бога жизнь — это сама несуразность, преисполненная зависти, обиды, боли и горечи. Иными словами, наша жизнь не заключается только лишь в удовлетворении собственных желаний и заботе о близких нам людях. Жизнь человека приобретает свою осмысленность, если она становится реальным, желанным и радостным ожиданием встречи с Господом.

Впрочем, и само слово «человек» говорит нам о том же самом. Поскольку если слово «человек» в русском и греческом языках мы попытаемся разложить на части, то получим следующую картину. Человек — чело (лице, взор) и век (вечность). Человек — это тот, «чье лицо обращено вверх к небу, как к цели своей жизни». Человек — это тот, который смотрит на вечность, как на цель своего существования[1]. Христос возвращает этот потерянный смысл каждому из нас.

Христос приходит в наш мир еще и затем, чтобы научить каждого из нас называть грех по имени. Потому что в противном случае, грех просто перестает для нас быть таковым. Он перестает быть видимым и узнаваемым. И, в таком случае, грех становится узаконенным явлением в жизни человека. У нашего с вами современника, французского философа Жана Бодрияра, есть книга, которая называется «Прозрачность зла». Так вот, название этой книги

как нельзя лучше определяет состояние мнимой безгрешности уснувшего человечества. Человек не видит греха, потому грех стал частью его самого. Стал чем–то естественным, привычным и даже где–то любимым. И это мы знаем из собственного опыта. Можно украсть, а можно сказать: «я просто прихватил, присвоил». Можно солгать, а можно сказать: «я просто подшутил». Можно завидовать, а можно с неподдельным изумлением задать вопрос: «Это, конечно, его дело, но я не понимаю: ну откуда у него все это, почему у него это все есть, а у меня нет?». Можно ненавидеть человека, а можно сказать: «да нет же! я к нему хорошо отношусь, просто не хочу его видеть и общаться с ним». И вот такую двусмысленность, раздвоенность нашей души призывает преодолевать Спаситель Христос. Преодолевать посредством искренности и бесстрашия в молитве покаяния. Молитве, где нам жизненно важно быть предельно честными перед собственной совестью и, главное, перед Господом. А уже потом молитвенный опыт честности и мужественности привносить в наши взаимоотношения с ближними.

Но сам человек не в силах совладать с грехом. Мы не можем только лишь усилием воли и дисциплины заставить себя не завидовать, не лицемерить, не гневаться, не гордиться, не тщеславиться, не злословить. Мы не способны заставить себя не грешить. Об этом говорит нам апостол Павел: «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю… а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех… желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7:15–19). Зная наше бессилие перед грехом, Господь становится человеком, чтобы исцелить нашу природу, уврачевать нашу душу. Как говорит Феофан Затворник «до Воплощения Божие присутствие было подобно волнам морским, которые бьют о берег морской; теперь же, с приходом Господа Иисуса Христа на землю, Божественное присутствие пронизывает, все». В воплощении Христовом для нас заключена надежда: грех можно одолеть. С грехом можно справиться не своими силами, но силою Христовой. В Священном Писании мы можем прочесть слова надежды: «Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:18).

Мы знаем, что когда родился Спаситель, была глубокая ночь. Мир спал в своем грехе. Человечество, как в ту далекую Вифлеемскую ночь, так и сегодня, равнодушно воспринимает Рождество. Только лишь несколько человек бодрствовали и по–настоящему ожидали исполнения древнего пророчества о рождении Спасителя. А что говорить о нашем времени? В наше время большая часть населения земного шара празднует Рождество. Это по–настоящему красивый, светлый и радостный праздник. Праздник, насыщенный множеством традиций. Но за праздничной суматохой и шумом для нас важно не потерять из виду главное в этом празднике: не потерять личность Христа. Это особенно остро чувствует Иосиф Бродский в стихотворении, посвященном Рождеству:

В Рождество все немного волхвы.

В продовольственных слякоть и давка.

Из–за банки кофейной халвы

Производят осаду прилавка

Грудой свертков навьюченный люд:

Каждый сам себе царь и верблюд.

Сетки, сумки, авоськи, кильки,

Шапки, галстуки, сбитые набок.

Запах водки, хвои и трески,

Мандаринов, корицы и яблок.

Хаос лиц, и не видно тропы

В Вифлеем из–за снежной крупы.

И разносчики скромных даров

В транспорт прыгают, ломятся в двери,

Исчезают в провалах дворов,

Даже зная, что пусто в пещере:

Ни животных, ни яслей, ни Той,

Над Которой — наиб золотой.

Пустота. Но при мысли о ней

Видишь вдруг как бы свет ниоткуда.

Знал бы Ирод, что чем он сильней,

Тем верней, неизбежнее чудо.

Постоянство такого родства — Основной механизм Рождества.

То и празднуют ныне везде,

Что Его приближенье, сдвигая

Все столы. Не потребность в звезде

Пусть еще, но уж воля благая

В человеках видна издали,

И костры пастухи разожгли.

Валит снег; не дымят, но трубят

Трубы кровель. Все лица как пятна.

Ирод пьет. Бабы прячут ребят.

Кто грядет — никому не понятно:

Мы не знаем примет, и сердца

Могут вдруг не признать пришлеца.

Но, когда на дверном сквозняке

Из тумана ночного густого

Возникает фигура в платке,

И Младенца, и Духа Святого

Ощущаешь в себе без стыда;

Смотришь в небо и видишь — звезда.

В одном из древних церковных песнопений есть следующие слова: «Христос рождается, славьте! Христос рождается, встречайте! Христос с небес, возноситесь!» — здесь употребляется настоящее время. Именно рождается. Сейчас, не тогда две тысячи лет назад. Если Он родился для нас только исторически, то мы духовно мертвы. По справедливой мысли отечественного мыслителя Мераба Мамардашвили «Иисус Христос мог родиться сколь угодно много раз, но если в один прекрасный день Он не родится в тебе, ты погиб». Как хочется, чтобы Рождество для нас было ежедневным радостным событием. Чтобы, по слову апостольскому, мы ежедневно умирали для греха (1 Кор. 15:31) и давали место в своем сердце для рождения добродетели.

У Николая Семеновича Лескова есть рождественский рассказ, который называется «Зверь». Суть этого рассказа такова.

Богатый помещик держал для забавы медведя по кличке «Сганарель». И был у него в слугах юноша по имени Ферапонт, который очень любил Сганареля, а медведь отвечал ему взаимностью. Однажды помещик приказал затравить медведя собаками за то, что Сганарель задрал домашних животных. Но в последний момент Ферапонт помог медведю избежать смерти и Сганарель ушел в лес. Помещик был в ярости и приказал наказать Ферапонта. И вот, наступил день Рождества. К помещику приехал знакомый священник, который стал рассказывать, что на землю в этот день родился Христос Спаситель. Вот как это описывает Лесков: «Священник говорил: «о любви, о прощении, о долге каждого утешать друга и недруга во имя Христово». Все понимали к чему он клонит, все его слушали с особенным чувством, как бы молясь, чтобы это, слово достигло до цели, и у многих из нас на ресницах дрожали хорошие слезы… Вдруг что–то упало… Это была дядина палка… Все глаза были устремлены на его лицо. Происходило удивительное: он плакал! В ту же минуту он велел позвать Ферапонта. Ферапонт упал на колени перед ним. А дядя сказал ему: «Встань, поднимись, я прощаю тебя. Ты любил зверя, как не всякий умеет любить человека. Даю тебе вольную. Иди куда хочешь». «Благодарю и никуда не пойду — ответил Ферапонт, — за вашу милость я хочу вам вольной волей служить честней, чем за страх по неволе». Дядя обнял Ферапонта, и… все мы поняли, что нам надо встать с мест. Мы чувствовали, что здесь совершилась слава Вышнему Богу и заблагоухал мир во имя Христово, на месте сурового страха. И все мы шутя говорили друг другу: «У нас так нынче сталось, что и зверь пошел во святой тишине Христа славить»».

Как хочется, чтобы Рождество Христово могло раскрыть в нас не только человечность, но и образ Божий. Чтобы окружающие нас люди вдруг с изумлением обнаружили в своей жизни присутствие Живого Бога. Обнаружили потому, что встретили верующего человека. Обнаружили потому, что увидели сияние вечности в глазах христианина. Христианина, у которого есть мужество оставаться искренним и в добродетели, и в грехе. Христианина, который не вспоминает о Христе по случаю, но который проживает с Ним очередной день. И тогда окружающие нас люди захотят перемен в собственной жизни, потому что увидят иную — подлинную, осмысленную жизнь.

Мне вспоминается древняя притча, в которой сквозят те рождественские мотивы, о которых мы с вами говорили. Послушайте: «Один еврей получил письмо от своего сына, которого он отправил учиться в Израиль. В нем сын признался, что на родине предков он обратился в христианство. «Что я наделал?» — подумал отец. И, следуя традициям, он пошел к своему другу, чтобы тот утешил его и дал ему совет. Но друг, выслушав сородича, неожиданно ответил: «Как хорошо, что ты пришел ко мне, потому что я тоже послал своего сына в Израиль, и он там обратился в христианство. Я не знаю, что твориться с нашими сыновьями! Пойдем за советом к раввину». Но и раввин к удивлению двух отцов сказал им: «Как хорошо, что вы пришли ко мне, потому что я тоже послал своего сына в Израиль, и он там обратился в христианство. Я не знаю, что творится с нашими сыновьями! Давайте спросим совета у Всевышнего». Трое отцов начали молиться. И когда они молились, голос с небес, вторящий эхом, сказал им: «Как хорошо, что вы пришли ко мне, потому что Я тоже послал Своего Сына в Израиль»».

Дай Бог, чтобы в празднование этого библейского события в наших сердцах было больше места для благодарности. Дай Бог, чтобы каждый из нас с чувством глубокой ответственности благовествовал о Рождестве Христовом. Потому что мы не можем легко к этому отнестись. Ведь Бог стал человеком ценой Своей жизни и смерти. Он стал человеком, потому что любит и верит в нас. Пусть же ответом на Христову веру и любовь будет наша ежедневная верность Господу. Аминь.

Игорь Малин

Источник: www.e-reading.link

Теги: Рождество, проповедь
Назад в статьи