1882-2017
135 года общине в Москве
Христианские новости

Христианские новости

В Донецке обсудили перспективы развития украинского баптизма


В Донецке обсудили перспективы развития украинского баптизма
06.02.2012 Прошло пять дней после активно заявленного и бурно проведенного в Донецке Круглого стола «Братство евангельских христиан-баптистов в Украине: современная ситуация и перспективы развития». Времени прошло вполне достаточно для того, чтобы обдумать итоги этого знакового мероприятия и поведать миру, какие же важные уроки были извлечены нами из жарких обсуждений пяти краеугольных вопросов современного украинского баптизма. На основании услышанного в прямой трансляции и прочитанного в комментариях к обсуждению попытаемся сделать некоторые выводы из сказанного и предложить их на суд вдумчивого, заинтересованного читателя. Ну, а если автор что не так скажет — будем надеяться, что организаторы любезно поправят его в комментах.

Итак, 26 января в Донецком христианском университете лучшие представители баптистских церквей востока Украины в течение четырех часов обсуждали вопросы пробуждения и миссии, раздробленности братства, финансовой поддержки, христианского образования, а также проблему взаимоотношений «отцов» и «детей». Спикерами выступали заместитель главы ВСО ЕХБ Игорь Бандура, президент Братства независимых церквей и миссий Украины Сергей Дебелинский и его заместитель Сергей Шаптала, президент ассоциации «Свет Евангелия» Павел Минаев, руководитель объединения Братских церквей Александр Нагирняк и пастор церкви г. Харьков (автономные церкви второй волны) Александр Донченко.
Открыл Круглый стол Павел Минаев. После его вводного слова и общего пения под руководством Петра Яроцкого, один из старейших служителей баптистских церквей Восточного региона Иван Кобзарь совершил молитву и участники Круглого стола приступили к обсуждению первого вопроса, предложенного проректором ДХУ Еленой Панич.

«Большое пробуждение» 1990-х прошло и вряд ли вернется; поместные церкви возрастают не так динамично, как прежде. Какие новые стратегии миссии и евангелизации собирается предпринять братство ЕХБ?

Едва успев прозвучать, вопрос этот тут же оброс новыми вопросами. Можно ли спланировать духовное пробуждение? Неужели мы можем запланировать действие Божье или вызвать его своими человеческими усилиями? Неужто кто-то думает, что своими действиями человек способен заставить Бога действовать по-особенному?

Сергей Дебелинский высказал мнение, что пробуждение напрямую зависит от нас, христиан. Павел Минаев согласился с этим утверждением, уточнив, что пробуждение не только зависит, но и начинается с нас, христиан — с нашего личного покаяния. Сергей Шаптала возразил, что планировать пробуждение невозможно, но молиться о нем мы просто обязаны. Анатолий Бударецкий подчеркнул, что планировать что-то мы можем лишь отчасти. Наше дело — слушать Господа, вовремя увидеть время Божьего посещения и не пропустить этот момент. От опасности превратиться в «проектную церковь», живущую ради того, чтобы исполнять свои проекты, предостерег Вадим Юрчак, один из участников обсуждения.

Александр Нагирняк отметил, что не стоит впадать в крайности. Если в церквях найдутся люди, готовые ехать на миссию — нужно молиться за таковых всячески им помогать. Иван Кобзарь в присущей ему безапелляционной манере заявил: «Родить человека свыше не под силу проповедникам, это работа Святого Духа. Пробуждение — это, прежде всего, забота о людях. Нужно отказаться от составления планов пробуждения и больше думать о своем призвании. Какой бы смысл мы ни вкладывали в слово «пробуждение“, нам нужно лишь одно: не мешать Господу делать это самое пробуждение!» Юрий Водолажский заметил: «Люди зажаты в тиски своих проблем, они не могут восполнить свои духовные потребности. Только после того, как они освободятся от оков суеты, они станут готовы к пробуждению».

Подводя итог обсуждению, Игорь Бандура сказал: «Пробуждение — это качественное изменение большого количества людей. Сомневаюсь, что происходившее в 90-х годах прошлого века можно назвать пробуждением в этом смысле. Сейчас руководство ВСО ЕХБ действительно запланировало пробуждение, но нам нужны люди, готовые этим заниматься непосредственно. Следовательно, таких людей надо готовить и учить». Он рассказал, как в некоторых городах начиналось масовое пробуждение после 40-дневного поста церкви и молитвы верующих за пробуждение своих земляков.

Раздробленность братства ЕХБ, наличие «маленьких» и «больших» союзов и объединений ослабляет церковь, маргинализирует ее в обществе. Ваше видение эффективных путей консолидации?

Второй вопрос вызвал явную заинтересованность в зале. На Круглом столе присутствовали представители самых разных баптистских церквей и союзов, и чем меньше количественно была группа — тем с большей надеждой ее представители вслушивались в обсуждение, силясь понять, как же решат их судьбу «старшие братья».

Обсуждение этого вопроса открыли лидеры наиболее безвестных церквей. Отвечая на вопрос ведущей Елены Панич, Александр Донченко глубокомысленно заметил: «Когда встречаешь дитя Божье — границы стираются! Но когда мы становимся самодостаточными, мы забываем о братьях». Ему вторили представители других церквей и объединений, всячески пытаясь аргументировать необходимость трудиться в единстве и мотивируя к созиданию этого единства.

Леонид Шатохин предложил: «Руководители всех союзов и объединений должны, хоть изредка, проводить консультативные советы. А то с разными религиозными деятелями заседаем, со всеми протестантами советуемся. а со служителями внутри большого братства ЕХБ — нет. Такая встреча в Киеве даст положительный импульс взаимоотношениям в областях и по местам».

Ответ лидеров более крупных объединений был многогранен и весьма туманен. По мнению Александра Нагирняка, исторически сложилось так, что в Украине баптистское братство, Церковь Христова, состоит из многих разных созов. И нам надо принять это как данность, а не пытаться искусственно затащить всех в один союз. На решение этого очень сложного вопроса взаимоотношений между братьями до сих пор оказывают сильное влияние прошлые разделения.

Такой комментарий, вместо того, чтобы утишить страсти, напротив, вызвал бурное обсуждение. Смириться с разделениями или все же искать возможности к объединению? Учитывать прошлое или попытаться начать все с чистого листа? Развиваться на основе «здоровой конкуренции» — или для христиан, как для детей Божьих, само понятие конкуренции является нонсенсом? Поступили предложения организовать совместные общения или создать Совет баптистов (Шатохин), объединить баптистов Украины в одном союзе (Минаев), попросить прощения друг у друга и жить дальше (Дебелинский), сделать официальное заявление в церквях о том, что все мы братья, независимо от того, в каком союзе находимся (предложение из зала) и многие другие.
Анатолий Бударецкий убедительно доказал, что причина разделения церквей сегодня заключается отнюдь не в вопросе прощения. На самом деле, все уже давным-давно друг друга простили — да и люди в церквях на 70–80% новые, часто даже не знающие о прошлых расколах. Молодежь вообще свободно общается с представителями самых разных церквей, в том числе, и небаптистских. Сегодня вопрос объединения — это, скорее, вопрос власти. Рядовые члены церквей уже давно объединились бы, если бы их порыв к единству не сдерживали искусственно. То есть, проблема исходит от тех, кто «наверху» церквей и союзов.

Наконец, Игорь Бандура завершил дискуссию на эту тему, предложив оставить историю в Божьих руках и не комментировать ее больше, а идти вперед. «Сегодня нет времени заниматься формальностями и старыми обидами, нужно всем вместе идти вперед: перед нами слишком большой труд», — подытожил он.

Международные и западные партнеры сокращают помощь церквям Украины. Какими видятся ЕХБ пути решения вопроса финансовой и материальной поддержки украинских церквей и союзов?

Говоря о финансовой стороне служения баптистских церквей, Павел Минаев напомнил участникам Круглого стола о телевизионном проекте «Осанна», который «тянет» очень много материальных ресурсов, так что не может содержаться только церквями, даже крупными. «Почему сегодня харизматы и пятидесятники заплонили эфир? Почему у нас нет собственного баптистского телевидения — или хотя бы хорошей телепрограммы?» — спрашивал он. Участники обсуждения, которые пристально следили за ходом дебатов, присоединившись к Круглому столу с помощью прямой трансляции (обеспечена «Осанной»), отреагировали немедленно, предложив в комментариях несколько перспективных ТV-проектов. Однако эта инициатива не нашла отклика у руководящих братьев и была проигнорирована. Разговор потек по накатанному руслу, размеченный, как пограничными столбами, стандартными тезисами, на которые следовали не менее стандартные ответы:

Почему у нас нет практики платить пасторам определенную плату из церковной казны? - потому, что мы «русские баптисты», и нам никогда не убедить верующих в необходимости это делать.

Почему христиане вынуждены просить помощи у зарубежных церквей на свои проекты? — потому, что если Господь дает дело, то Он же и посылает финансирование на него. Стало быть, нет денег — значит, дело не угодно Господу — значит, его попросту не нужно делать.

Почему церквям не хватает денег на евангелизм и благовестие? — потому, что церкви выстроили огромные здания, и львиная доля церковного бюджета тратится на их содержание.

Братья долго и горячо говорили о социальных проектах, в частности, о помощи обездоленным, бездомным, имеющим различные зависимости. Как выяснилось, деньги у церквей все же есть, но верующие предпочитают расходовать их на осязаемые вещи — например, благотворительные обеды для бедных или служение в тюрьмах, интернатах. Наконец, был сделан вывод: «Деньги — не решающий фактор служения, ведь проесть можно любую сумму. Необходимо отказаться от финансовой поддержки западных церквей, научиться грамотно составлять церковный бюджет и мудро им распоряжаться. Большая прозрачность расходования церковных средств ведет к повышению жертвенности людей, уверенных, что их пожертвования пошли на благое дело».

Многие говорят о проблеме взаимоотношений «отцов и детей» в современном украинском евангельском христианстве. Что делать, чтобы не потерять молодежь? Каким образом Церковь планирует обеспечивать преемственность поколений служителей и верующих?

Разговор начал Александр Нагирняк. Процитировав соответствующее место Писания, он задал вопрос: «Что или кто может сегодня вернуть сердца детей к отцам?» — и сам же на него ответил: «Отцы». Рассуждая о важности отцовства и наставничества, он посетовал на то, что у нас и у наших детей сегодня разные герои. Пастор больше не герой. Для нынешнего молодого поколения героями являются преуспевающие политики и бизнесмены. Прежнее поколение баптистов формировалось в собраниях и на молодежных общениях, а теперь детей и подростков формируют СМИ, интернет, телефон и другие средства массовой коммуникации. Традиция прервана. Традиция — это то, что передают и принимают. Если что-то не передается, это означает следующее: либо нечего передавать, либо то, что передается, неинтересно и не полезно для рецепиента. В этом и состоит проблема. Разные поколения — это неисчерпаемая тема, обсуждение которой никогда не закончится! К тому же, этот вопрос осложнен проблемами, проистекающими из нашей греховной природы. Понимать друг друга мы, скорее всего, так никогда и не научимся, но вот принимать друг друга такими, как есть — просто обязаны. Нам нужно искать точки соприкосновения, и делать это должны именно старшие, как более мудрые и имеющие определенный опыт.

Сергей Дебелинский по этому поводу резонно заметил: «Измените отношение к молодежи в церквях, отнеситесь к ним, как к своим детям — и многие проблемы начнут решаться сами собой. Проблема отцов и детей состоит в том, что первые неспособны отличить культурные вопросы от нравственных — а вторые часто готовы нравственные вопросы принести в жертву культурным».

Александр Мизюк отметил в комментариях к обсуждению: «Отцы не должны лениться постигать новое, тогда они смогут дать адекватное видение молодежи. Нежелание войти в мир молодого человека и воспитывать его соответственно его миссии и призвания как раз и приводит к конфликту поколений». Всеобщее одобрение и поддержку получила позиция Анатолия Бударецкого, заявившего: «Стратегия ЕХБ сегодня — воспитание новых лидеров. Дайте дорогу молодым, а мы будем на подстраховке, помогать им и отвечать за их ошибки. Молодежь — это двигатель; старшие выполняют роль тормозов; надо работать всем слаженно, и тогда не будет аварий».

Разумеется, не обошли вниманием и вопрос пасторских детей. Говорили об этом долго и горячо, приводили конкретные примеры и предлагали варианты оздоровления ситуации. Прозвучало и такое мнение: «Если родители не являются авторитетом для своих детей — это беда. А в некоторых семьях дети порой становятся идолами, которым родители, как ледоколы, настойчиво торят «путь в светлое будущее“. Ребенок вырастает с твердым убеждением, что он — центр вселенной, а родители — инструмент удовлетворения желаний. Отсюда и неуважение, и разрыв, особенно если другим отец говорит о духовных ценностях, а в семье своими поступками показывает совершенно другое».

Существует разрыв между церковью и семинарией (христианской школой). Возможно ли его преодолеть? Если да, то каким образом? Кто должен сделать первый шаг?

К концу дискуссии ее участники наконец-то «разогрелись», и даже молодежь набралась, наконец, смелости говорить во всеуслышание правильные вещи. Поэтому обсуждение последнего вопроса оказалось самым откровенным, непричесанным. Каждый говорил то, что думал: что проблема христианских школ в том, что они изначально формировались как учреждения, финансируемые из-за рубежа, с привлечением западных преподавателей. В результате человек, которого в церкви учили одному, в школе попадал в среду, где его начинали учить совсем другому — а возвращался он потом в церковь, где его снова начинали переучивать, пытаясь научить третьему. Отсутствие единой мировоззренческой и доктринальной платформы привело к тому, что пасторы просто перестали рекомендовать членов своих церквей к поступлению в христианские вузы, да и материальную помощь им существенно ограничили. В условиях сокращения зарубежного финансирования школы оказались в чрезвычайно трудной ситуации, и ради сохранения учебной базу и кадров вынуждены были идти на контакт не только с представителями других конфессий, но и со светскими людьми: в частности, нанимать неверующих преподавателей светских вузов. В результате библейские позиции подверглись еще большему размыванию; школы из питомника по взращиванию новых сильных, прочно укорененных в Слове служителей стремительно стали превращаться в жалкое подобие светских вузов: жалкое — потому что уровень преподавания светских предметов в них далеко не дотягивал до государственных образовательных стандартов, а христианская составляющая постепенно нивелировалась светскими подходами к образованию.

Неудивительно, что между школами и церквями возникла непреодолимая на сегодняшний день пропасть. «Кто же начнет решать эту проблему?» — задала вопрос Елена Панич и получила следующие ответы:

Анатолий Бударецкий: «Все ереси — от школ. Это известно еще из истории Церкви. Те служители, которые были оторваны от существовавших на то время школ — Александрийской, Антиохийской — принимали правильные решения, а школы плодили ереси. Тем не менее, я большой привержнец образования и уверен, что оно крайне необходимо. Просто надо делать его правильно».

Иван Кобзарь: «Нужен строгий контроль за школами. Пусть баптистам преподают только баптисты. А пока там преподают все подряд, я лично никому рекомендацию на учебу не дам».

Игорь Бандура: «Нужна базовая система образования, чтобы подготовить людей, способных отвечать на новые вызовы, но мы таких людей не ценим, считаем, что они на мне нужны. А на самом деле — нам очень нужны люди с глубоким базовым образованием».

Сергей Дебелинский: «Главное — церковь, а не школа; церковь выживет и без школы, а вот школа без церкви обречена».

Александр Донченко: «Школа — инструмент церкви. Сегодня служители теряют этот инструмент. Церковь несет ответственность за образование своих членов, это — ее функция. Утратив школу, церковь останется церковью, но с дисфункцией знаний и образования».

В зале то и дело вспыхивали локальные дискуссии, в ходе которых звучали реплики о том, что поступать учиться следует в зрелом возрасте, в том числе — зрелым духовно, сформированным человеком, а не отдавать школе «на воспитание» духовных младенцев. В конце концов, участники Круглого стола вспомнили, что они находятся в стенах учебного заведения; сошлись на том, что в ДХУ не преподают ересей, да и обучение здесь поставлено достаточно солидно по меркам христианских вузов, и на этой позитивной ноте завершили обсуждение общим пением и молитвой.

Выводы

Наверняка организаторы, подводя итоги, выявили намного больше позитивных и негативных моментов в состоявшейся дискуссии — мы же отметим лишь то, что было заметно даже незнакомому с тонкими нюансами межцерковных взаимоотношений человеку.

Первое. Вопросы были заданы хорошие и важные, но их было заявлено к обсуждению слишком много. Учитывая важность поднимаемых тем, целесообразнее было бы разделить их на два, а то и три подобных мероприятия — в частности, проблематика христианского образования явно требует отдельного вдумчивого обсуждения.

Второе. Спикеры оказались на высоте положения благодаря тому, что подготовились заранее и им было, что сказать. Выступления Сергея Дебелинского, Игоря Бандуры, Павля Минаева, Александра Нагирняка, Анатолия Бударецкого то и дело прерывались возгласами одобрения, вызывали горячую поддержку зала. Многие за неимением возможности высказаться вживую, активно комментировали происходящее в интернете, благодаря чему форум получил широкую поддержку в массах, а затронутые на нем вопросы обсуждаются до сих пор. Однако некоторые участники, казалось, были слегка «не в теме», из-за чего им приходилось подолгу обдумывать свои ответы и, в результате, они мало что успели сказать.

Третье. Слишком много у всех участников оказалось всевозможных «трений» и напряженности, что не могло не сказаться на ходе обсуждения. Иногда вопросы зависали в воздухе, потому что все знали на них ответы — но никто не решался первым их озвучить. В результате некоторые участники, разочаровавшись, покидали зал, так и не получив вразумительного ответа на заданный вопрос.

И, наконец, последнее. В ходе обсуждения звучало немало ценных идей и здравых замечаний, конструктивных предложений и справедливых упреков. Будут ли они услышаны всеми участниками дискуссии? Будут ли приняты к сведению и послужат ли руководством к действию? Время покажет.

Пока же организаторы и участники радуются тому, что состоялось это обсуждение, что была эта «первая ласточка», и мечтают о новых проектах, призванных помочь сообща выработать стратегию дальнейшего поступательного движения отечественного баптизма.

Источник: baznica.info

Теги: баптизм, баптисты, размышления, конференции