1882-2017
135 года общине в Москве
Христианские новости

Христианские новости

«Опасные группировки». Совет по правам человека указал на пострадавших от Закона Яровой


«Опасные группировки». Совет по правам человека указал на пострадавших от Закона Яровой
18.02.2017

Криминализация религиозной жизни в России происходит постепенно, по мере реализации Закона Яровой в части регулирования миссионерской деятельности. Закон применяется выборочно к определенным группам верующих, которые не подпадают под статус «традиционных», но при этом, их и нельзя даже теоретически определить в качестве «экстремистов». Совет по правам человека при президенте РФ назвал в качестве главных жертв Закона Яровой среди религиозных организаций – протестантские церкви. Основным недостатком положений Закона о контроле миссионерства в России является вообще их наличие в рамках антитеррористического пакета.

Критика Закон подробно изложена в Экспертном заключении Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на пакет антитеррористических законопроектов Озерова и Яровой от 7 Февраля 2017 года. Предложение о необходимости отмены названных законов, известных как «пакет Яровой», набрало более 100 тысяч подписей на сайте «Российской общественной инициативы».

Совет по правам человека разобрал статьи о недоносительстве за преступления, о снижении возраста уголовной ответственности до 14 лет, другие статьи, которые значительно ужесточают именно уголовные наказания за ряд преступлений. В том, что касается поправок в Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и в КоАП РФ, касающихся регулирования миссионерской деятельности, Совет по правам человека обозначил основные недостатки, но не стал столь подробно разбирать антимиссионерское законодательство.

В заключении подчеркивается, что дополнения по миссионерству в «антитеррористический пакет» вносились в спешке, никакого обснования, почему нужно было делать именно так, и как это связано с террористической деятельностью, не было.

Однако, по сравнению с другими пунктами заключения Совета по правам человека, формулировки, затрагивающие религиозную тематику, - очень мягкие: «Возможно, в этой сфере требуются некоторые корректировки нормативной базы, но определенно не такие, как были приняты, так как они создают неоправданные и чрезмерные ограничения для реализации свободы совести верующими всех религий и религиозных направлений».

Твердо отмечено лишь одно: «... определение миссионерской деятельности и некоторые элементы предлагаемого регулирования явно покушаются на фундаментальную норму закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», согласно которой государство не вмешивается во внутренние установления религиозных объединений... Непонятно, как в рамках административной процедуры может быть установлено, велся ли тот или иной разговор «в целях вовлечения» в религиозное объединение или просто был мировоззренческой дискуссией. Уже имеющаяся практика правоприменения подтвердила, что к административной ответственности произвольно привлекаются люди, явно не совершившие никакого общественно опасного деяния».

Вывод Совета по правам чеолвека заключается в том, что вся часть законов, направленных на противодействие терроризму, касающаяся миссионерской деятельности, должна быть выделена из принятого регулирования, «поскольку она требует разработки заново в качестве предмета самостоятельной законопроектной работы при условии, если Правительство РФ сочтет это необходимым».

За кадром заключения Совета по правам человека осталось многое – от Закона Яровой пострадали не только протестанты, но и один православный, несколько индуистов, стала расти волна депортаций верующих иностранцев за любое участие в религиозной деятельности (или просто молитве). Приняв Закон Яровой, Госдума РФ проигнорировала мнение ведущих религиозных объединений – уникальный случай, но против антимиссионерского Закона Яровой были почти все крупнейшие религиозные объединения России, кроме Русской православной церкви, которой позволили внести свои поправки в этот закон. Неоправданно высокие штрафы до 1 млн рублей – способны разорить любую общину. Жилые помещения сделать молитвенным домом официально теперь нельзя, что переводит на нелегальное положение всех неправославных.

Требование Совета по правам человека изъять антимиссионерские положения из «данного регулирования» и «антитеррористического пакета», скорее всего, невыполнимы. Странно изымать то, что уже принято и самостоятельно существует в качестве главы в Законе о свободе совести. Возвращаться к обсуждению этой главы – еще опаснее, потому что новые поправки в Закон о свободе совести будет принимать депутатская группа по защите христианских ценностей в Госдуме РФ (глава профильного комитета Госдумы РФ, в том числе по религиозным объединениям, Сергей Гаврилов – один из лидеров этой группы). Эта группа давно предлагала ввести в законодательство понятие «секта», еще жестче контролировать любых «неправославных» проповедников. Кстати, и Яровую и Гаврилова патриарх Кирилл лично награждал церковными орденами. А 26 января, выступая в парламенте, патриарх поблагодарил группу по защите христианских ценностей за работу. 3 февраля у РПЦ появился лоббист в аппарате Госудмы - спикер Госдумы Вячеслав Володин назначил своим советником первого зампреда синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александра Щипкова.

Яровая, возможно, просто не знала, толком, что она рекомендует принять в сфере религии, а Сергей Гаврилов и его коллеги будут знать точно.

Роман Лункин.

РС ЕХБ

Теги: государство, законодательство