1882-2016
134 года общине в Москве
Христианские новости

Христианские новости

Поверить в Живого Бога, и Дом молитвы будет!


Поверить в Живого Бога, и Дом молитвы будет!
23.05.2014
Василий Константинович Белов (на фото в центре), член церкви ЕХБ «Голгофа», начальник строительного отдела Российского Союза ЕХБ с 1994 по 2008 год. Цель строительного отдела РС ЕХБ - строительство молитвенных домов нашего братства. За плечами Василия Константиновича более 100 домов молитвы в городах России и бывшего СССР.

В 2013 году 7 молитвенных домов церквей построились в России. Почему у кого-то получается построить Дом молитвы, а у кого-то нет, архитектор нам поведал в интервью.

Василий Константинович, 27 апреля 2014 года состоялось освящение Дома молитвы церкви «Голгофа» в Москве. Это Ваш проект?

Дом молитвы церкви «Голгофа» — один из моих объектов. В 1994 году ко мне подошел Алексей Михайлович Бычков и сказал, что «нам нужна помощь в проектировании Дома молитвы церкви «Голгофа». Я включился в эту работу. Когда был проект сделан, и мы прошли экспертизу, градостроительный совет утвердил, нужно было уже строить, но встал вопрос: «С чего начать?» Опыта не было никакого, я ведь не строитель, а проектировщик. Тогда мы начали получать лицензии заказчика, генподрядчика. Мы их получали, искали людей для строительства, потому что от заказчика должен быть технический надзор за строительством, у него должен быть диплом и опыт работы.

Чтобы существовал отдел заказчика, надо человек семь: инженеры-строители, инженеры по технике безопасности. Мы получили кучу информации, такие как акты на скрытые работы, вели журналы по строительству и технике безопасности, многому по ходу пришлось учиться и много делать. Церковь не могла платить больших денег и отчислений налогов в бюджет города и заниматься стройкой, т.к. денег хватило только на один забор. Для нас это не было бизнесом, для нас это было, прежде всего, служением. Ну, а поскольку было мало людей, готовых сделать шаг веры, то я в большинстве случаев был и проектировщик, и генподрядчик, и заказчик. Это было тяжело, но я благодарен команде проектировщиков, которые мне помогли.

Я благодарен Господу, что он послал нам ангелов в лице Георгия Миронова и его команды. Он привел с собой много ребят. Например, нужен был фасад из желтого кирпича. Надо было найти кирпич и решение с фасадом. Все нужное находилось, как чудо Божье. Например, благоустройство 1500 квадратных метров нам сделали наши братья-немцы из Оренбургской области. Они сейчас живут в Германии, занимаются брусчаткой. Мы попросили их, они приехали и за неделю все положили. 1500 кустов мы получили как подарок с Всероссийского выставочного центра. Мы ими озеленили двор вокруг церкви. Основную коробку для здания мы быстро построили за два с половиной года. Далее нужен был дизайнер, необходимое техническое решение, чтобы было и красиво и удобно в эксплуатации. Так сказать, с «колес» мы учились друг у друга, советовались.

Я благодарен Господу, что у нас был такой человек, как Владимир Николаевич, главный инженер в строительном отделе. Где-то в 1990 он принял Христа, приехал из Сургута, жил в Москве с семьей. Я ему говорил: «Как же мы будем трудиться, если у нас денег нет?» Он мне отвечал: «Мы не будем зарплату получать от людей, а от Бога». Это так красиво звучало. Я спрашивал: «А это как?» Он: «Увидишь, что же ты усомнился, слабонервный! Господь богатый и живой!» Вы знаете, с 1994 года и по сегодняшний день по нашим проектам построено более ста молитвенных домов по России и бывшему СССР. В Москве только церковь «Голгофа», остальные в других городах.

А соответствовал завершающий проект начальному?

Не соответствовал. Первоначально Алексею Михайловичу Бычкову подарили австралийцы свой проект. Это пятно осталось пятном застройки. Эта форма, геометрия. А вот внешний вид нам не понравился, потому что церковь была слишком современная, тогда не было таких строительных материалов как сейчас. Не было алюминия, витражей, такого стекла. Исходя из того что было в традициях решили, что здание должно быть культовое, русское и функциональное.

А что самое трудное было из всего?

Трудно было совместить стройку и духовную работу. У человека две руки, так и в церкви должно быть две руки. Одна рука -это церковь, другая — строительный комитет. Трудно было создать строительный комитет. Здесь пастор боялся отдать лопату в строительный комитет. Последние четыре года строительства пресвитером был Петр Вальтерович Мицкевич, а строительный комитет возглавлял Сергей Константинович Белов, благодаря этому, нам дали свободу самостоятельно принимать решения. В строительный комитет входило 3-4 человека, в церковный совет входило человек 30.

Трудно, чтобы 30 человек пришли к единому решению и сказали, что «так и будет». Троим или пятерым проще прийти к единому решению. На последнем этапе самым трудным был вопрос: «Как в современной церкви найти церковный элемент в отделочных материалах, чтобы это был не клуб, не спортзал и прочее?». Поэтому нам очень помог дизайнер Миша Рягузов- своеобразный молодой архитектор со своим виденьем, отличным от нас.

Мне самое главное чтобы были надежные конструкции, свет, пожарные нормы, что необходимо было для мало-мобильных групп и, чтобы эти помещения работали 24 часа в сутки, чтобы это не было церковью воскресного дня. Я постоянно «капал» об этом нашим братьям на сердце, чтобы все помещения церкви были задействованы в течение недели, а не только по воскресеньям.

Были ли другие проблемы?

Бог в пустые руки ничего не дает. Он дает по вере. Благоустройство сделано фантастически. Это стало городским элементом, то есть и парковка, и детские площадки. Район, глядя на нас, начал подтягиваться. Все здания кругом администрация района привела в порядок тут же. Рядом мы поставили детскую площадку. Это было Евангелизацией. Люди спрашивали: «Что за церковь?» .А Мы беседовали с мамами, бабушками, с детьми, приглашали.

Каких бы отметили строителей?

Это бригадир Гриша Миронов. Это отделочники. А у нас были еще строители с западной Украины - это бригадиры каменщиков. Мы с ними построили не один десяток молитвенных домов из этого кирпича. Отрабатывали эту технологию. У нашего братства появилось свое «лицо». Появились желтые дома из желтого кирпича. Мы нашли золотистый кирпич, а он в любую погоду такой «радостный». Это Фурцев — он начальник строительной компании. Они дали нам лицензию генподрядчика.

Сколько уже за вашу деятельность домов построено?

Больше ста. За прошлый 2013г. год 7 церквей построились по России. Это Крымск, Майкоп, Боровичи, Тверь, Кораблино, Щелково, Коломна. Несмотря на сегодняшнее финансовое положение, люди пересматривают свою позицию и те церкви, которые живые, все равно строятся. Просто дома немножко поскромнее.

Пожелания нашим служителям?

Я сожалею только об одном. В свое время, в 1994 году, когда мы выступили на Московском объединении, мы представили видение: «Москва и область — это сто церквей. Давайте встанем, помолимся, чтобы город выделил нам землю под строительство». У кого была вера, те получили землю и строятся. У кого не было веры, у тех ни земли, ни церкви. Я желаю, чтобы все верили в живого Бога и живому Богу, что Он реально может вмешаться в жизнь и самое сокровенное чаяние исполнить. Вот это я желаю всем!

Зоя Бардина

Источник: РС ЕХБ

Теги: интервью, служители