1882-2016
134 года общине в Москве
Христианские новости

Христианские новости

Психические болезни и церковь


Психические болезни и церковь
02.04.2014

После суицида сына известного пастора Рика Уоррена тема отношения Церкви к психическим заболеваниям приобрела особое значение. Сам Рик Уоррен вместе со своею женою Кэй проводит специальные семинары для реабилитации христиан с ментальными отклонениями.

Перед вами небольшое интервью с д-ром Мэтью Стэнфордом, профессором психологии Бэйлорского университета, изучающим отношение церкви к психическим заболеваниям. Стэнфорд преподает в этом учебном заведении с 2003 года и занимает должность директора Альянса Благодати и Психического Здоровья (Mental Health Grace Alliance). Он также является автором книг “Благодать для страдающих: клинический и библейский взгляды на психические болезни” и “Биология Благодати: Надежда и исцеление для попавших в западню”. Интервью было дано для Christian Post (CP).

СР: Каковы самые распространенные среди христиан ошибочные мнения о психических заболеваниях?

Стэнфорд: У меня есть группа медиков-студентов, которые проводят исследования в этой области – как в церквях относятся к психическим заболеваниям.

Думаю, что главная ошибка, которую допускают христианские церкви, – применение к проблеме психического здоровья сугубо духовных критериев. Ключевые из них – недостаток веры или определенная духовная проблема. Мы обнаружили, что такой спиритуалистский подход приводит к трем различным выводам касательно причин психического заболевания:

1. Личный грех

2. Недостаток веры

3. Демоническое влияние

Эти три причины – наиболее распространенные. Если вы полностью отметаете физиологические причины психологических заболеваний, это означает, что вы придерживаетесь одного из этих трех пунктов.

CP: В какой степени прошлые представления о психических заболеваниях играют роль в нынешних взглядах на ментальные расстройства среди христиан?

Стэнфорд: Христиане в наше время фактически перестали заниматься лечением психически больных. Но так было не всегда. По сути, еще до того, как возникла первая терапия ментальных расстройств, христиане (особенно менониты) уже организовывали некие учреждения, которые можно назвать своего рода больницами для душевнобольных. Я верю, что первая такая больница была построена еще в начале пятого века в Иерусалиме. Христианская помощь душевнобольным имеет долгую и славную историю.

Думаю, что отчуждение современных христиан от помощи душевнобольным началось именно тогда, когда психология и психиатрия стали признаваться наукой. То, чему учили отцы психиатрии, во многом противоречило христианской вере. Фрейд, например, далеко не позитивно относился к христианству. Когда в 60-х годах мы перешли к более медицинской модели (в отличие от психоанализа), и больший акцент был поставлен на лечении тела, а не души, среди христиан возникло некое разделение касательно психических болезней.

Я думаю, что христиане пытаются в каком-то смысле вернуть концепцию заботы о душевнобольных, но они слишком спиритуализируют эту сферу. Вместо того чтобы относиться к проблеме психических болезней как к проблеме, например, диабета или рака легких, мы считаем мозг чем-то отличным, не таким, как любой другой орган в нашем теле.

СР: Каковы источники мнения, что психические болезни связаны с демоническим влиянием?

Стэнфорд: Если выйти за рамки западной культуры и рассмотреть различные иные культуры в мире, то можно увидеть, что довольно распространены верования в то, что причиной всего плохого являются злые духи, демоны. И психические заболевания не являются здесь исключением. У нас же, в США, мы наблюдаем тенденцию – как в консервативных кругах, так и в харизматических – отрицать биологическую составляющую психических болезней и выделять лишь духовный элемент. Обычно, консервативное богословие подчеркивает недостаток веры, а харизматическое – демоническое влияние. В тех деноминациях, где не говорят о проблемах одержимости, где нет служения “избавления”, где эти темы вообще не затрагиваются, вы редко встретите тех, кто усматривает в душевных болезнях прямое воздействие сатаны.

Происходит, по сути, следующее: вместо того чтобы относиться к психическим расстройствам как к обычным болезням, христиане реагируют на душевнобольных со страхом, отчуждением. Их (душевнобольных) странности, патологии в поведении, всплески непонятных эмоций отталкивают христиан и побуждают последних рассматривать проблему психического нездоровья лишь в духовном контексте. Согласитесь, очень легко заклеймить “одержимым” того, кто “слышит голоса” или жалуется, что его мысли – “не его мысли”.

СР: Считаете ли вы, что люди, из которых Иисус изгонял бесов, были в действительности лишь душевнобольными?

Стэнфорд: Существует, казалось бы, простой ответ на этот вопрос: люди в “донаучную эпоху” просто использовали ненаучную терминологию, называя одержимостью то, что было лишь психической болезнью. Другими словами, они описывали увиденное, как умели, насколько позволяли им их знания, их представления. Однако этот ответ не так уж хорош, как это может показаться на первый взгляд, поскольку логически может привести к разрушению веры. Ведь получается, что Божий Сын тоже ошибался – полагал, что изгонял бесов, хотя никаких бесов не было.

Полагаю, что довольно важным является тот факт, что новозаветные авторы не проводят четкой границы между духовными и физическими проблемами. Библия содержит ясные примеры исцеления физических недугов Христом. Есть также случаи, когда Господь изгонял злых духов из одержимых. Но за любой проблемой (физической и духовной) в конечном итоге стоял грех, зло, дьявол. В Писании четко показано, что злые духи могут быть причиной сугубо физических болезней. Такая связь духовного с физическим дает нам право не отделять и демоническое влияние от физических проблем.

Я считаю, что всегда следует обращаться за помощью к Богу – даже если речь идет об “обычной” болезни, когда мы пользуемся помощью врачей. И наоборот, нужно обращаться за помощью не только к Богу, но и к врачам, если речь идет о психических болезнях. Здесь нет простых ответов. Я знаю, что некоторые мои светские коллеги усматривают в психических расстройствах лишь психосоматические причины – и следует признать, что они во многом правы. Но бывают случаи, когда нельзя полностью исключать демоническое влияние, поскольку существует духовный мир, существуют духи, враждебно настроенные к Божьему народу и стремящиеся разрушить планы Бога.

СР: Недавно один пастор рассказал следующую историю: Он несколько недель служил капелланом в больнице, и ему пришлось консультировать семью, чей сын, по мнению докторов, страдал от эпилепсии, но, по их мнению, был одержим. Какой совет Вы бы дали тем христианам, которые работают в сфере лечения психических заболеваний и которые сталкиваются с верующими (пациентами или их родителями), предпочитающими объяснять душевные болезни демоническим влиянием?

Стэнфорд: Нельзя разрушать ничью веру. Если человек верит в демоническое влияние, будет неправильно огульно отвергать это в ущерб его убеждениям.

Если вы – человек веры и помогаете тем, кто придерживаются христианских убеждений, вы должны четко представлять, что подразумевают те ваши пациенты (или их семьи), говоря об “одержимости”.

Одержимость в классическом христианском смысле означает буквально, что человек полностью находится во власти беса, себя не контролирует и совершает поступки, которые нельзя назвать “его поступками”. Хотя в Библии есть подобные примеры, я отметил бы, что большинство христиан не верят, что истинный христианин может быть одержим в этом смысле, поскольку это означало бы занятие демоном места, принадлежащего Святому Духу, что противоречит библейски обоснованному богословию.

Разумеется, сатана может воздействовать на человека “извне” – подавлять его, посылать на него болезни, внушать мысли и т.д. Библия полна подобных примеров. Вспомните Иова или Павла, который считал “жало в плоти” кознями сатаны. Поэтому, когда пациент указывает на демоническую причину той или иной психической болезни, у меня нет с этим проблем. Сатана вполне может использовать любую болезнь как средство воздействия на христианина (даже если буквальная одержимость не имеет места), поэтому я просто говорю: “Хорошо, давайте помолимся, чтобы Бог избавил вас от влияния демонов”.

Затем я могу спросить пациента: “Как вы думаете, дает ли нам Писание основание предположить, что демоны могут поразить человека шизофренией? Смотрите, сатана мог покрыть все тело Иова нарывами. Думаю, он может сделать не только это”. Нужно ли мне объяснять пациенту разницу между обычной и “демонической” шизофренией? Не думаю, что пациенту станет легче, если я выражу сомнения в демоническом влиянии и скажу, что могу лечить только “обычную” шизофрению.

С другой стороны, я знаю, что все мои пациенты будут молиться об исцелении. Все они будут молиться о том, что очень их беспокоит – в том числе и об освобождении от демонического влияния. Это часть их веры.

Полагаю, что такая перспектива позволит нам избежать практики навешивания на людей ярлыков. Реальность такова, что когда кто-то говорит “это демоническое”, за этим нередко стоят какие-то факты. Вполне возможно, что каким-то образом больной допустил в своей жизни то, что с ним сейчас происходит.

В случае с мальчиком-эпилептиком было бы уместно кроме обычного лечения заняться вопросом “освобождения”. Душепопечитель мог бы расспросить о возможной оккультной зависимости, которая могла иметь место в жизни родителей больного. Таким образом, из сферы богословской дискуссии мы переходим в сферу личных убеждений пациента и его семьи.

СР: Что вы думаете о тех христианах, которые отказываются от медицинской помощи, полагая, что только у Бога нужно искать исцеления?

Стэнфорд: Такие люди образуют, по сути, небольшую секту в христианстве. Они полностью следуют учению, которое можно назвать “исцеление верой”. Мы забываем, однако, что чаще всего они не верят в то, что Бог “обязательно их исцелит” (хотя и говорят так). Обычно они думают: “Только Бог может исцелить меня. Если же не будет этого, я умру”.

Но интересно, что в вопросе психических заболеваний намного большее количество людей придерживается “исцеления верой”. Часто пасторы говорят: “Не обращайтесь к врачам из-за психических расстройств. Это духовная проблема. Не принимайте лекарств”. Когда речь идет об “обычных” болезнях, они без проблем обращаются к врачу. Проблема возникает лишь в случае психических болезней.

Такое богословие мне представляется очень непоследовательным. Я не понимаю тех, кто обращаются к врачам из-за диабета, но отказываются от их помощи из-за шизофрении или депрессии. Я бы чувствовал к таковым больше уважения, если бы они вообще перестали посещать врачей.

Те, кто отвергают лечение психических заболеваний, по сути, не верят в существование такого органа как мозг. Или считают его каким-то особенным органом, “не таким, как другие”.

Голос Истины по материалам Christian Post

Теги: психология, церковь, интервью